Artifact Content
Not logged in

Artifact f7fd10dfa5d9b1ed60d323420fceb3e74575701e:


Интерлюдия
----------

*2 февраля 1799, Калькутта*

Кольбрук опять сидел за столом в кабинете генерал-губернатора и
разглядывал руки сидящего напротив него Ричарда Уэлсли. Поднимать взгляд
и глядеть лорду Морнингтону в глаза ему не хотелось. Удивительно, но во
время предыдущей беседы Кольбрук несколько раз допустил грубый просчёт,
а Уэлсли, без году неделя в Индии, оказался во всём прав.

— Ну что вы теперь скажете, судья? — прервал затянувшееся молчание
генерал-губернатор. — Вам ведь удалось пообщаться лично с
представителем, как говорят наши агенты в Дели, «малой свиты» Ясмины.

— Да, этой странной железной лодкой командовал Рихард Беринг, европеец,
появившийся рядом с ней за неделю до подавления мятежа, в Лондоне.
Странный он какой-то. Не то, чтобы я хорошо себе представлял
немцев-подданных русского императора, но по-моему он на них не похож.

Он старался создать у меня впечатление, что он предприниматель и
инженер, а вся эта политика и война для него нудная и неприятная
обязанность. 

При этом он довольно неплохо ориентируется в экономике Бенгалии и имеет
представление о текущей ситуации в Европе. Кстати, вы обратили внимание,
он предсказал что от нас потребуют отправить войска в Египет.

— Удивительно. В военном министерстве и сами не знают, что этого хотят,
а подданный делийской махарани в курсе, — проворчал лорд Морнингтон себе
под нос, и, обратившись к Кольбруку, спросил. — А что вы думаете по
поводу железной лодки?

— Я не специалист в военном деле, тем более, военно-морском. Но
по-моему, на Ганге нам просто нечего ей противопоставить. Если мистер
Беринг захочет прекратить торговое судоходство по Гангу, то я не знаю,
как можно ему помешать. Люди из арьергарда отряда Эрскайна до сих пор
не могут сохранить спокойствие, когда рассказывают про то как эта штука
плевалась чем-то вроде греческого огня на полторы сотни футов. 

А как матросы заравнивали акульей кожей царапину от восьмифунтового ядра
перед покраской я видел собственными глазами. 

В общем, моё мнение таково: нам надо проглотить оплеуху с Аудом. Тем
более, что на финансовых показателях это, скорее всего, не скажется. В
порядке извинения нам предоставили кое-какие торговые льготы и если наши
ребята подсуетятся, у нас появится доступ к хлопку Доаба.

— А как вы смотрите на то, чтобы лично возглавить этот самый специальный
суд по разрешению конфликтов между подданными Империи и подданными
английского короля? Посидите несколько месяцев в Дели, осмотритесь,
пообщаетесь с тамошними европейцами — этим Берингом, де Пилем и той
компанией механиков, которые туда проскочили перед носом у Эрскайна.

— Ну если вы приказываете, сэр...

— Не приказываю, а прошу. Там сейчас нужны именно вы.

— Хорошо, завтра же выеду в Дели. 

— Не торопитесь, у вас есть несколько дней на сборы. Кстати, вы знаете,
что из Бенареса в Дели уже ходят вполне приличные почтовые дилижансы?

— Мне будет позволено взять с собой кого-нибудь?

— Да, подберите себе свиту. Я отпущу с вами почти кого угодно.

— Ну например, людей из бывшего отряда Эрскайна? 

— Я уж боялся что вы у меня кого-нибудь более ценного хотите выпросить.
А тех кого Ясмина выжала из Ауда а потом под Бенаресом не пустили
обратно, никаких проблем. Их все равно распихивать по другим
соединениям чуть ли не по одному. Но зачем вам нижние чины? Ведь
офицеров там убили практически всех.

— Я обратил внимание на одного толкового медика, Бэнкс его фамилия.
Очень наблюдательный юноша. Он
чуть было не вскрыл в Лакхнау всю систему тайной сигнализации агентов
Ясмины. Вскрыл бы, если бы ему было с кем обсудить замеченную им
странность. 

В Бенаресе он, как и все медики из отряда, работал в госпитале,
организованном имперцами для наших раненых, и описал на целых две
страницы отличия их полевой медицины от нашей. Это важно, потому что
потери и инвалидности у них получились втрое меньше, чем обычно бывает у
нас. А ещё он запомнил, что один артиллерийский капрал рассказывал, что
в 80-х годах лейтенант королевской артиллерии Шрапнель демонстрировал в
Гибралтаре что-то подобное тем снарядам, которыми в клочья порвали каре
Эрскайна.

Не знаю, сумею ли я вырастить из этого молодого человека преемника себе
или Халхеду, но попытаться стоит. Тем более его специальные медицинские
знания могут пригодиться в Дели.