Artifact Content
Not logged in

Artifact ed76c17c29ce77743113162f6bbfa5845f7bd515:


Как это было
============

*15 августа 2003, Москва*

К середине августа про существование таинственной индийской принцессы
знали уже многие мои знакомые. И вот, наконец они все объединились в
желании услышать подробности того заговора, который скинул Ясмину с
трона и привел в параллельный мир.

Не знаю, чем бы это дело кончилось, но Лушка умеет быть очень
убедительной. Ясмина согласилась рассказать о своих приключениях
подробнее, чем мне в первый день, за что ей был обещан необыкновенный
кулинарный шедевр от Саши Мартова.

Мы собрались дома у Саши — мы с Ясминой, лошадница Марина, Таня, Лу,
портниха Ольга и
Костя. Костя, которому не впервой участвовать в переговорах людей,
говорящих на разных языках, взялся переводить, так как не все
присутствующие в  достаточной степени владели английским.

И Ясмина начала свой рассказ.


Заговор 
-------

*18 июня 1798, Дели*

В небольшой комнате в углу огромного, похожего на лабиринт, древнего
дворца беседовали пожилой мужчина и юная девушка.

— Ну неужели, Мирза Наджаб, мне необходимо начинать своё царствование с
казни дальних родственников предшествующей династии.

— Увы, Ясмина. Твоего отца они боялись, тем более что он взошёл на трон
как муж родной дочери Мохаммед-Шаха. А тебя обязательно захотят
попробовать на прочность. А ты знаешь что у политики твоего отца есть
много могущественных врагов. Если не обезглавить заговор в ближайшие три
дня, то они попытаются устроить переворот.

В этот момент дверь без стука приоткрылась, в неё просунулся чей-то
любопытный нос. Увидев, что наследница с визирем просто беседуют, слуга
приоткрыл дверь пошире и просочился внутрь.

— Великий визирь, — начал он с порога, — во дворце восстание!
Сираджуддин Багатур
возмутил дворцовую гвардию. Верных вам войск в городе нет.

— Вот никогда бы не подумал, что малыш Сираджуддин  может вообразить себя
претендентом, — проворчал визирь. — Наверняка же не сам до этого
додумался. Вот подозреваю я, что это старик Гази Фероз.

Ясмина всем своим видом выказала непонимание того, кто такой Гази Фероз.

— Кто-кто, — проворчал визирь, — Имад уль-Мулк, он же поэт Низам. Мы
думали что он безвреден, ведёт спокойную
жизнь в Удджайне и пишет стихи. Последние лет тридцать никто не готов
был давать ему денег на беспорядки в Дели. Но сейчас, когда наша армия
стоит у ворот Джайпура, маратхи наверняка из кожи готовы вывернуться.

Похоже, что тебе, Ясмина, надо на время скрыться. И объявиться либо в
рядах армии, либо в Гужранвале.

Мирза Наджаб поднял тяжелую штору и выглянул в окно. На плацу, куда
выходили окна комнаты стояло каре солдат в незнакомых зеленых мундирах с
длинными ружьями:

— Та-а-к... 

— Я тебя не брошу. 

— Вдвоём нам уйти будет гораздо сложнее.

— Давай, я сейчас приму истинный облик, ты сядешь мне на шею, и мы
улетим. До Джайпура я тебя, пожалуй, не дотащу, но за конный переход от
Дели...

— Дочь своего отца, — вздохнул визирь. — Видишь вот тех солдат на
площади. Это инглезские егеря с нарезными штуцерами. Имад уль-Мулк
достаточно хитер чтобы сообразить, что дочь дракона должна уметь летать.
Поэтому уходи в каком-нибудь менее заметном облике, и взлетай не ближе
двух кварталов от дворца, и лучше после наступления темноты, а я
постараюсь их задержать.

— Но... — девушка чуть не плакала.

— Ясмина! Сделай так, чтобы моя смерть не была напрасной.

Она бросилась  к нему на шею и поцеловала его в губы. Поцелуй
продолжался до тех пор пока дверь, которую слуга закрыл крепким засовом,
не содрогнулась от мощного удара снаружи. 

Девушка отскочила к окну, её сари с тихим шелестом опало на пол, и на
подоконник вспрыгнула уже небольшая серая кошечка, увидеть которую в
зарослях винограда, увивавших дворцовую стену было совершенно
невозможно.

В этот момент засов не выдержал, дверь распахнулась  под могучими
ударами и в комнату ворвались заговорщики.

— Где она?! — воскликнул молодой офицер, возглавлявший нападающих.

— А тебе какое дело, покойник? — спокойно спросил старый визирь, и
неторопливо разрядил пистолет прямо в лоб претенденту.

Выхватить саблю он уже не успел. Гвардейцы изрубили его в капусту.

Примерно через полчаса, когда совсем стемнело, из двора какого-то домика
в бедняцком квартале поднялся огромный серебряный дракон и улетел на
северо-восток.