Artifact Content
Not logged in

Artifact d3161d847e2e1aa4bd7cb4aa1c19643e7b73f8dd:


Корнуолльский механик
---------------------

*26 августа 1798, Бирмимнгем*

Из Лондона мы вылетели перед рассветом. В конце концов, на дворе XVIII
век, ПВО отсутствует, и можно спокойно летать днём.

Расстояние от Лондона до Дублина по прямой вполне в пределах
возможностей Ясмины, но с двумя пассажирами 500 км всё-таки многовато.
Поэтому мы решили не торопиться, и преодолеть этот маршрут за два
перелёта.

Устроить привал мы, после некоторых споров решили в Бирмингеме.
Помимо того что этот город удачно располагался почти на кратчайшем пути
между Лондоном и Дублином, хотя и чуть ближе к Лондону,  в нём
располагались механические мастерские «Боултон и Уатт», где было
развернуто самое массовое на данный момент в мире производство паровых
машин, производились самые современные станки. У Боултона собирался
крайне интересный кружок, под названием «Лунное Общество».  К сожалению
наиболее интересного из членов этого кружка, Джозефа Пристли,
первооткрывателя кислорода и углекислого газа, мы там не застанем, он
уже несколько лет как пeребрался за Атлантику, выжитый из Англии за
свои симпатии к Французской революции.

У нас были два рекомендательных письма к Боултону. Одно — от Уилкинса,
второе — от Вульфа.

Прощаясь с нами в конце своего знаменитого завтрака Вульф высказал
сожаление, что на очередное заседание Лунного Общества мы не успеем, так
как оно должно было состояться на следующий день. Он не знал что мы
можем перемещаться по воздуху.

Преодолеть 170 километров для Ясмины это примерно три часа. Поэтому уже
ко времени позднего завтрака мы совершили посадку в месте, называвшемся
«Счастливый Холм», в десяти минутах ходьбы от мануфактуры Боултона и
Уатта. К сожалению, поймать извозчика здесь, фактически за городской
чертой, было негде, кроме как у самой фабрики, и мы были вынуждены
отправиться к ней пешком.

К счастью, не доходя до ручья, на берегу которого располагалась фабрика,
мы наткнулись на паб с черным орлом на вывеске, где и решили
позавтракать[^10].

[^10]: Паб The Black Eagle 16, Factory Rd, Birmingham существует на
самом деле, хотя судя по всему основан несколько позже. На сайте
написано «pub was rebuild toward the end of Victorian Era», но ничего не
написано о том, что было на этом месте до 1895.

Здесь, на фабричной окраине Бирмингема 9 утра было разгаром рабочего дня, 
поэтому паб был почти пуст. Только в одном углу сидел мрачный
человек средних лет в довольно недешевом тёмном сюртуке и мрачно 
глядел в кружку эля. 

Судя по всему это был представитель достаточно зажиточных кругов. На
мастерового не похож, хотя проглядывавшая через сюртук мускулатура
свидетельствовала о том, что он не чужд физического труда. Но на
богатого фермера этот посетитель был тоже не похож.

Когда официант притащил нам яичницу с беконом, я тихо поинтересовался,
что это за странный посетитель.

— О, это известный корнуольский механик, господин Тревитик, — ответил
тот. — Он приехал к Боултону по каким-то делам, но видать что-то у них
не сладилось, поскольку он с утра не пробыл на фабрике и часа, и сидит
теперь здесь, мрачный.

— Поднесите ему от моего имени кружку эля, — сказал я, и, когда кружка
появилась, подошёл к его столику и спросил: 

— Простите, сэр, не вы ли тот Тревитик, который в прошлом году
демонстрировал в Корнуолле паровой котел с давлением в пять атмосфер.

— Да, это я, — тяжело вздохнул он. — Но, увы, толку из этого никакого.
Боултон и Уатт запатентовали в этой области каждый чих. Вот сегодня я
пытался у них купить лицензию на производство паровых экипажей, но Уатт
мне отказал.

— Это почему ещё? — произнёс я удивленным тоном. 

— Он полагает, что применение котлов высокого давления в повозках
слишком опасно. А с низким давлением тут ничего не выйдет, слишком
большой размер должна иметь машина.

— Я полагаю, что для хорошего парового экипажа недостаточно и того, что
вы называете высоким давлением. — Я вытащил из планшетки карандаш и
блокнот и начал набрасывать формулы.

— По-моему, 12-15 атмосфер, это минимум. 4-5 атмосфер в лучшем случае сгодятся для локомотива, который тащит вагонетки по рельсам. И то и там
бы лучше было десять-двенадцать. Это позволит увеличить длину состава.

А на шоссе, а тем более на бездорожье, меньше чем с 12 атмосферами и
думать нечего соваться.

— Но зачем бы могло понадобиться ехать на паровом экипаже по
бездорожью?

— Артиллерийский тягач. Вроде того, которым Кюньо в Париже
проломил стену Арсенала. Какие бы ни были дороги в районе осажденной
крепости, деятельность крепостных артиллеристов быстро превратит их 
в бездорожье. А таскать осадные оружия конными или воловьими
упряжками под огнём... Ну вы понимаете...

— Вы артиллерист? — заинтересовался механик.

— Хуже. Я советник по вопросам техники у индийской принцессы Ясмины,
наследницы трона Великих Моголов. Приходится разбираться и в
артиллерии, и в морском деле, и еще много в чём. Вот видите двух 
дам за
тем столиком. Та, которая помоложе, это принцесса, а постарше — её
фрейлина Элен де Буань.

— Восточной дамой скорее выглядит леди Элен. А принцессу, если
бы вы не сказали я бы ни за что не принял бы за индуску.
Европейское платье она носит как родное.

— И правильно бы не приняли. Принцесса не индуска, а
мусульманка. В Империи Моголов почти вся знать исповедует
ислам. А госпожа де Буань происходит из знатного персидского
рода. Она приняла христианство чтобы стать женой генерала де
Буаня. Но вернемся к нашей теме. Я совершенно согласен с
Уаттом, что здесь в Англии сейчас не создать достаточно легкий
и производительный котёл высокого давления, чтобы получить
хороший паровой экипаж. Но это здесь.

В Индии — другое дело. У нас там имеются древние традиции
обработки стали, и можно сделать котёл не из чугуна или
пудлингового железа, а из стали, да ещё и специально подобрать
состав сплава, чтобы держал высокую температуру.

Да, кстати, там  у нас Уатт ничего не патентовал. 

Как вы смотрите на то, чтобы отправиться поработать в Дели? 

Подозреваю что в Англии ближайшие 20-30 лет не будет особо
большого интереса к паровым экипажам. Остров у вас маленький,
сеть каналов развита. Поэтому жизненной необходимости заменять
существующие пути сообщения на что-то новое пока нет. Другое
дело у нас. Города Империи разделяют сотни, а то и тысячи миль.
Судоходные реки, конечно, есть, но не везде. Так что большая
часть перевозок — шоссейная.

Человек с вашими талантами мог бы развернуться.

Тревитик подпер подбородок кулаком и глубоко задумался.

— Здесь вы не получите поддержки правительства. Пока идёт война
с Францией, никаких технических авантюр финансироваться не
будет. Я удивляюсь, как Джарвис смог найти деньги на паровой
буксир Фултона, это даже при том, что буксир в Портсмуте
необходим, и все это понимают. Достичь понимания, что Англии
нужны локомотивы гораздо сложнее. А в Дели понимание, что нам
необходима революция в наземном транспорте, уже есть.

— Но у меня жена и маленький ребёнок.

— Думаю, что им трёхмесячная морская прогулка не повредит.

Тревитик всё ещё колебался, но я уже видел, что он согласится.
И мы получим единственного в мире специалиста по паровым
машинам высокого давления, изобретателя первого паровоза и
неплохого горного инженера заодно. Это явно заслуживает того,
чтобы профинансировать поездку в Индию всей семьи.