Artifact Content
Not logged in

Artifact bb9da2d8278911d2d1cf3c96e622160d7fe6aa35:


Испытание
---------

*23 апреля 1799, Дели*

Не прошло и двух недель, с того момента как армия выступила из Агры на
Гвалиор, как Тревитик заявил мне, что готов продемонстрировать паровой
экипаж. Я немедленно поехал к нему в мастерские.

Он провел меня в огромный сарай, точнее ангар, где стояло на кованых
железных колёсах в человеческий рост, украшенных внушительными
грунтозацепами, сооружение длиной с автобус нашего мира.

В передней части на открытой площадке было смонтировано сиденье
водителя, за ним немножко сзади располагался вертикальный котёл
сентиниэловского образца, установленный так, что можно было подбрасывать
уголь с места водителя, хотя отдельному кочегару это было удобнее.

Паровая машина была смонтирована под рамой, ближе к задней оси и
защищена от возможных неприятностей внушительным стальным листом. На
раме после котла не было ничего. Ровная грузовая площадка.

Я уселся на водительское место, Ричард занял место кочегара. На
манометре было целых 15 атмосфер, можно ехать. Я нажал педаль газа.
Тьфу здесь это, конечно, педаль пара, а не газа, и это сооружение плавно
тронулось с места.

Машина выкатилась из ангара, я с некоторым трудом повернул её и описал
круг по двору. Переключился на задний ход, сдал назад, выключил передачу
и вылез из-за руля. Грузовики я никогда не водил, поэтому после
маневрирования машиной непривычных габаритов, был весь в поту.

Тут послышался топот копыт, и во двор въехала Дженнифер:

— О, мальчики, вы steam truck построили? Дайте покататься.

Я смерил её взглядом:

— Учти, гидроусилителя руля нет, синхронизаторов в коробке передач тоже
нет, и вообще передачи лучше переключать, остановившись.

Тревитик с сомнением посмотрел на девушку:

— А вы справитесь с этой сложной техникой, мэм?

— Ерунда, я из висконсинской сельской глубинки. У нас там фермерские
дети учились водить трактор раньше, чем ездить на велосипеде.

— Ты хочешь сказать что это трактор? — обиделся за наше с Ричардом
детище я.

— Ну не будешь же ты утверждать, что это автомобиль! — 
возразила она.

Дженнифер решительно влезла на водительское место, повертелась там,
привыкая у немножко неудобной для ее роста дистанции до педалей, потом
взялась за рычаг переключения передач. 

Вела она эту машину, как сказано в одном из рассказов Киплинга, играючи.
Я даже немного позавидовал, особенно посмотрев как она паркуется задним
ходом рядом со стенкой ангара.

Девушка спустилась на землю.

— Не ожидал, что у тебя так ловко получится, — похвалил её я.

— Ты не представляешь, на чём приходилось ездить во время полевых работ
в Латинской Америке. Там было такое, по сравнению с чем ваше изделие
«Кадиллаком» покажется, — вернула она комплимент.

— Теперь я! — решительно заявил главный конструктор. 

— А вот вас, Ричард, придётся учить. И довольно долго.

— Как это так. Я инженер, я эту машину создал, и она получилась
настолько простой в управлении что даже женщина справляется.

— Дженнифер проехала за рулем различных механических траспортных средств
куда большее расстояние, чем я. А у меня стаж около лакха километров.

— А может быть загрузим побольше угля, и рванем в Гвалиор? — прервала
нас американка.

— Ага, вот сейчас только двадцатичетырехфунтовку в кузов закатим и
ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству, — съехидничал я.

— Это как, по разгильдяйству? — переспросила девушка.

— Это цитата из великой русской литературы. Впрочем, тут, пожалуй,
стоит вспомнить другую цитату, из произведения, автор которого родится
буквально через десять лет. «Вон какое колесо! Что ты думаешь, доедет
то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» - «Доедет», -
отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» - «В Казань не
доедет». Вот с этой машиной примерно то же. Две сотни километров до
Агры и ещё сотня до Гвалиора. Казалось бы, ерунда. У вас в Америке по
утрам на работу на такие расстояния ездят. 

Но ты учти, что это вообще первое транспортное средство с механическим
двигателем в этом мире. Не считать же телегу Кюньо. Ну, допустим, машину
мы поставили отработанную, у нас таких на заводах уже пара десятков, и да
на «Черепахах» уже две. Можно быть уверенным, что десяток часов она
проработает. Но трансмиссия, рулевая система, подвеска — всё
это новое и неиспытанное. Если в ближайшие пятьдесят километров
что-нибудь не сломается, я удивлюсь.

— А двадцатичетырехфунтовка зачем? — поинтересовался Тревитик.

— А зачем мы в Гвалиоре нужны без осадной артиллерии? Нашей армии там
нет, она уже в Сарангпуре. Там только заслон, не дающий гарнизону
вылезти из крепости и пошалить у нас на тыловых коммуникациях. Значит
там единственное дело — штурмовать крепость. Не бампером же ворота
вышибать.

— Я бы лучше погрузила всякое медицинское барахло, которое ваш
господин Архимед тут начал производить, посадила бы Ситору и поехала в
этот самый Сарангпур. Наверняка там после боя хороший врач будет не
лишним.

— Ну, восемьсот километров до Сарангпура мы точно без поломок не
пройдем. Потом это по здешним дорогам не меньше суток хода. Сколько у
нас сменных водителей? Васильич в Лахоре, остаемся я да ты. Ситора машину 
не водит, между прочим.
В общем давай эту машинку мы будем пока укатывать на полигоне. Наверняка
возникнут вопросы и с управляемостью, и с проходимостью. Можешь
поучаствовать, если хочешь.