Artifact Content
Not logged in

Artifact ae6c2f6d90f98d49e50cd9b565b6e96c3f21b554:


Судьба храма Кали
-----------------

*29 августа 1799, Дели*

Для меня вся эта история началась с того, что Ясмина явилась ко мне в
гости без приглашения. Вот сидел я у себя дома, работал  с картами,
прикидывая как нам развивать транспортную сеть в свежеприсоединенной
Малавской субе, как вдруг под тюлевой занавеской, делавшей открытое окно
недоступной для всяких москитов, проскользнула знакомая серая кошечка.

Поскольку Ясмина не имела привычки посещать мое скромное жилище, у меня
и не было припасено для неё одежды. Но это её совершенно не смущало. 
Она перекинулась в человеческую форму и уселась в кресло. Вечер был
тёплый  и без одежды ей было вполне комфортно.

— Рихард, тут такая оказия образовалась, — начала она свой рассказ. —
Один из людей Дасса ухитрился раздобыть сведения о том, что жрецы
нагпурского храма Кали нарушили Древний Договор, — последние слова она
произнесла так, что чувствовалось что оба слова с большой буквы.

— Древний Договор это что? 

— Это договор между людьми и драконами, согласно которому ни мой отец,
ни я не могли  уничтожить школу охотников на драконов в нагпурском храме
Кали. Ну и вообще по которому драконы не должны слишком открыто
вмешиваться в жизнь  людей.

— В смысле, высадить десант с воздуха в Джайпур это не слишком? Или
вести авиаразведку для обоих армий в удджайнскую кампанию не слишком? И
таскать наёмников из соседних миров? 

— Признаю, я иногда играла на грани фола. Но именно на грани. У меня
было всегда то или иное оправдание. Ну и я всегда действовала одна и
лично. Ну а теперь можно идти на Драконий Совет и требовать санкции на
штурм храма Кали. У тебя как обстоят дела со скорострельными
гаубицами для осадной артиллерии? Штурмовать этот храм я не хочу. Я хочу
его перемешать с землей на полсотни фунтов вглубь.

— Ну три батареи на механической тяге у де Пиля точно через три месяца будут. 
Гаубиц могу и больше выдать, но тогда на марше тащить слонами придется. Тягачей
Тревитик явно сделать больше не успеет, да и ремлетучка только одна. 

— А почему ты так против слоновьей тяги? Ни в аудской, ни в удджайнской
кампании почему-то слоны не использовались. Хотя у меня в Дели их пара
десятков, у Яшванта пятнадцать и в Удджайне мы еще тридцать взяли в
качестве трофеев.

— Потому что слон достаточно умный, чтобы понимать, что под пули лезть
вредно для здоровья, но недостаточно для того, чтобы ему можно было
объяснить, почему в данный конкретный момент под пули лезть всё же надо.
Поэтому слоны замечательная тягловая сила до первого боестолкновения.
Раненый слон опаснее для своих, чем для противника, а мишень из него
хорошая. Поэтому я бы предпочел держать их в обозе, подальше от войск
первой линии. И то можно опасаться диверсий. А что ты хочешь сделать?
Короткий рейд на территорию Бхонсле, разгром храма и назад?

— Нет, я хочу присоединить все владения Бхонсле к Империи. Что 
это за нагпурское королевство? Там должны быть Берарская и Орисская
субы.

— И ты думаешь, англичане и низам это сожрут? У них сейчас армия отмобилизована
для майсурской войны, при том что война уже кончилась. Дхундию Ву они
одной бригадой подавят, если поймают.

— Уже подавили, кстати. И именно на этом строится мой план как сделать
так, чтобы англичане сами сдали нам Нагпур. 

Ясмина рассказал мне свой план, но лучше я не буду приводить здесь её
слова а опишу его реализацию.

— Теперь, — продолжила она, — надо лететь выбивать санкцию из Драконьего
Совета. Полетишь со мной?

— А зачем я тебе там? Вон Ранджита лучше возьми, если тебе нужен
представитель человеческого населения Империи.

— Ранджит имеет авторитет только среди людей. Для драконов он —
мальчишка. Его, пожалуй, один Гамаль послушает. А ты произвёл на них
впечатление ещё в тот раз.

— Ты хочешь лететь прямо сейчас? Или сначала озадачим Доста Хуссейна и
де Пиля разработкой планов? 

— Я бы вообще предпочла иметь с собой хотя бы черновой план кампании.

— Это правильно. Но все наши военачальники — жаворонки. Сейчас почти
наверняка в штабе никого нет. Дост Хуссейн и Хессинг, наверное, в кругу
семьи отдыхают, де Пиль — в кабаке. Собираем их по тревоге?

— Собираем.

Воки-токи мы старались для связи не использовать, просто потому что если
можно обойтись, надо обойтись. Все равно Дели уже весь оплетен
телеграфной проволокой.

Я протянул руку к маленькому телеграфному аппарату, стоявшему на столе,
надел наушники, притащенные из того мира, у меня чувствительные уши,
местные изделия их натирают, и отбил телеграмму дежурному по штабу. 

Ясмина тем временем вытащила из стоящей на столе вазы карандаш и стала
его рассматривать.

— Почему латиницей? — вдруг спросила она.

— Что латиницей?

— Вот тут латиницей написано Koh-i-noor. Если уж ты называешь карандаш в
честь моей коронной драгоценности, то писал бы название арабским
алфавитом или девангари.

— Это не я. Этот карандаш сделан фирмой Йозефа Хардмута в Вене.

— У тебя еще сохранились запасы из того мира?

— Нет, это здешний. Хардмут основал свою фирму в 1790 году
христианского летоисчисления, и один османский купец возит его
продукцию в Дели через Стамбул и Басру, Кстати, я сделал ему неплохую
рекламу. Теперь все делийские инженеры, архитекторы и строительные
подрядчики закупаются его карандашами.

— Интересно, почему он назвал его именем алмаза. Мы-то с тобой знаем что
алмаз и графит карандашного грифеля это одно и то же вещество.

— Ну может и Хардмут знает. То что графит это углерод доказал Шееле, а
определил что при сгорании алмаза образуется углекислый газ ещё
Лавуазье, лет тридцать назад.

Ладно, пора нам двигаться по направлению к штабу. Отбить телеграмму во
дворец, чтобы тебе в штаб доставили приличествующий случаю костюм?

— Не надо, в джатских казармах я появляюсь регулярно, и там у меня есть
запасы. А до туда тебе придется меня донести.

Ясмина превратилась в кошку и запрыгнула ко мне на плечо.


План мы составили тем же вечером, собрав в джатских казармах экстренное
заседание штаба.

Основной идеей плана было то, что надо одновременно с ударом на Нагпур,
где цель кампании и основные силы Бхонсле, ударить вдоль северной и
южной границ нагпурского царства, предупреждая возможные попытки
англичан из Бенгалии и низама Хайдарабада поживиться землями Ориссы.
Империи нужен выход к Бенгальскому Заливу.

\* \* \*

*31 августа 1799 года, уединенная долина в Гималаях*

И вот опять я стою в центре скального амфитеатра, который весь блестит
бронзовой, золотой и серебряной чешуёй.

Когда Ясмина закончила свой рассказ о нарушении людьми Договора,
поднялся такой шум, которого, может быть и не знала эта долина. Обычно
драконы дискутируют очень спокойно и вежливо. 

Выкрики с мест сводились к тому, что спускать такого нельзя, и надо
покарать.

Ясмина дождалась, пока крики утихнут, и снова взяла слово:

— Мои военачальники разработали план кампании, в которой мои войска
захватят Нагпур и сотрут храм с лица земли. План учитывает то, что жрецы
храма могут попытаться применить свои особые умения. 

Я бы хотела, чтобы в составе моей армии, которая будет брать Нагпур,
были представители всех кланов Долины. — и она выразительно посмотрела
на Шахрада, сидевшего примерно ряду в шестом. — А то в прошлый раз мы
договорились о двух представителях каждого клана в Дели, а прилетал один
Гамаль, и тот через месяц улетел обратно. Потом будете опять говорить, что
клан Чагда много на себя берёт, но где представители Аюм и Беяр, когда
надо лететь с пассажиром из Дели в Татту?

— И в южную и северную армию тоже бы хорошо по дракону, — негромко
добавил я. — Для разведки.

— Вот ещё, — фыркнула Малаисса. — Чтобы мои дети таскали для Чагда
каштаны из огня.

— Не хотите, как хотите. — ехидно улыбнулся я. — Не дадите мне 
драконов, придется летающие машины строить.

— Какие летающие машины? — насторожилась Лашмина. — Из параллельных
миров технологии тащить?

— Нет необходимости, — улыбнулся я. — Аэростаты в Европе уже изобретены.
И более того, уже применялись для корректировки артиллерийского огня.
Правда, только при осаде крепостей, а не на марше. Но это мелочи.