Artifact Content
Not logged in

Artifact a8d56a29134b89dc51dff06e5cc91224b0526219:


В Нескучном Саду
----------------

 *26 июня 2003, Москва*

На следующий день был как раз четверг, поэтому я смог показать Ясмине
тусовку ролевиков, собирающуюся по четвергам около библиотеки в
Нескучном саду.

На это сборище Ясмина решила одеть футболку и джинсы. 

— Лу вчера сказала, что лучше так, чем в, как это она выражается, civil
dress. Говорит, может тебе пофехтовать захочется.

— А тебе захочется? — несколько удивился я.

— Почему бы и нет, — пожала плечами она. — Я немного умею. Учили. 


Пока мы шли по набережной Москвы-реки, Ясмина обратила
внимание на проплывающий вверх по реке речной трамвайчик.

— Как он плывет? — спросила она. — Нет ни весел, ни парусов, а он так
быстро движется вверх по течению.

— Ты знаешь, что такое винт Архимеда? — спросил я.

— Ну да, водоподъемная машина такая.

— Ну так вот, берем кусочек винта Архимеда, маленький, меньше одного
витка, ставим на корме судна осью назад и крутим. Он вместо того чтобы
воду поднимать, отбрасывает её назад и корабль движется.

— А крутим — машиной Уатта?

— Ну, у нас применяются более совершенные двигатели. Все-таки уже два
века прошло со времен Уатта. А так да, какой-нибудь такой машиной.

— А почему меньше одного витка?

— А потому что больше — бессмысленно. Работает все равно только передняя
кромка, загребающая воду. Поэтому ставят обычно три-четыре лопасти, так
чтобы все вместе они составляли меньше одного круга.

Вот, кстати, гляди, тут стоит вытащенный на берег катер, у него такой же
винт.

Так за разговорами мы дошли до здания библиотеки, около которого
собирался народ.

Ясмина с интересом разглядывала толпу, одетую в костюмы самых разных
эпох и народов, и вооруженную разнообразными имитациями оружия.

— Прямо как на делийском базаре, — сказала она мне негромко. — правда
почему-то никто не торгует.

Кто-то собравшись у ступенек библиотеки слушал выступление певицы под
гитару, кто-то фехтовал, кто-то обменивался новостями. Тут на нас вдруг
наскочила Лушка:

— Дик, привет! О, Яся, Cuánto me alegro de verte! Пошли, тут такое не
каждый раз увидишь. Тут Сэмчик харьковский турецкую технику
демонстрирует.

Действительно, в центре довольно плотного круга зрителей двое, ребят,
одетых в шаровары и с тюрбанами на головах, фехтовали на ятаганах.
Естественно, как и любое ролевое оружие, это были фанерные клинки с
аккуратно скругленными безопасными кромками.

— They think it is Turkish fencing? — удивилась Ясмина. — In Sultan's
army only canonneers  fence such way.

— Why canonneers? — переспросил кто-то из зрителей.

— Because they never find time to learn use of arme blanche.

Ребята прекратили бой и повернулись в сторону принцессы:

— Can you show us proper Turkish fencing?

— I've learned Persian way, not Turkish, but if it'll satisfy you...

Cэмчик вытащил Ясмину на середину круга, вручил ей один из деревянных
ятаганов и отсалютовал другим.

Девушка покачала оружие в руках:

— It's a horseman's blade. No balance, just forged for heavier blow.

После нескольких боев, каждый из которых продолжался не более минуты и
завершался убедительной победой Ясмины,  ее спросили:

— Do you know some other schools of fencing.

— Not much, — ответила она. — rapier and espada, late XVIII century.
Just for self-defence.

Продемонстрированная техника работы с ятаганом вызвала у любителей
фехтования подозрения, что она прибедняется. Ник, имевший разряд по
спортивному фехтованию на шпагах, сбегал куда-то и приволок два
деревянных полуторника, достаточно лёгких, чтобы можно было работать со
шпажной техникой.

Со шпагой Ясмина чудес не показала. Нет, устоять против неё никто из
присутствующих не мог. Но красивого фехтования не выходило.
Действительно, только  для самозащиты, на первом или втором выпаде
противника на чем-то ловят, и протыкают.

Наконец, принцессе удалось вырваться от любителей фехтования и она
уселась на скамейку перевести дух.

— Ох, вздохнула она. — Никогда в жизни на таком сборище не была.  У нас
в Драконьей Долине просто нет столько народу, сколько его здесь
собралось. А в Дели мне не удается смешаться с толпой. Положение
наследной принцессы имеет свои недостатки.

В этот момент проходившая мимо девочка, насколько я помнил, из тусовки
серьезно увлекающейся эзотерикой, вдруг спросила на крайне неплохом
английском:

— Принцесса, а откуда у вас этот перстень с зеленым камнем.

— Это трофей, — беззаботным тоном ответила моя спутница.

— Трофей?! — Девочка резко остановилась и повернулась к нам. — Так может
вы в курсе куда делся садху Пунджи?

— Как интересно? — широко улыбнулась Ясмина. — А вы с ним знакомы?

— Да, а как же. Это довольно известный в кругах московских эзотериков
гуру. Так где же он?

Ясмина улыбнулась еще шире. Девочка поёжилась. Похоже, она что-то
действительно могла в плане экстрасенсорики и за лучезарной улыбкой
принцессы для неё просвечивали драконьи клыки.

— Доигрался. Вы понимаете, даже для йогина его уровня пытаться пленить
дракона — несколько опрометчиво. 

— Но как тогда к вам попал этот перстень?

— Тут, скорее надо ставить вопрос — как к нему попал этот перстень. Я-то
сняла его с пальца совсем другого человека, совсем в другом месте,
который тоже доигрался. Но как вам удалось почувствовать что этот
перстень три дня назад целых несколько часов находился в квартире садху
и может быть пару минут — у него в руках?

— Ну что вы говорите! Садху все время носил этот перстень, сколько я с
ним знакома.


— Ах да припоминаю, у него действительно был похожий перстень. Не этот,
а похожий. Может быть даже они вышли из рук одного мастера. Вот
посмотрите, — она протянула ей перстень. — вот такое изображение дерева
характерно для тамильской магии, а не для аудской. А садху Пунджи был
родом откуда-то из-под Бенареса. У него там совсем другая гравировка
была.

— Но он утверждал, что второго такого перстня во всем мире нет. У него
совершенно необычная аура.

— Не было. Пока три дня назад я не притащила вот этот. Теперь их два.

— Ой! Этот оранжевый оттенок характерен не только для перстня, но для
всей вашей ауры. Это как? 

Ясмина сняла перстень и спокойно положила на скамейку на расстоянии
вытянутой руки от себя.

— Вы у садху Пунджи не замечали этот оттенок?

— Замечала. Но думала что это перстень, который он носил не снимая. И у
него оттенок был бледнее.

— Теперь смотрите внимательнее. Я  сняла перстень.

— Такое впечатление что в салатовом мире два оранжевых пятна.

— Так оно и есть. Вы видите как оранжевый оттенок отпечаток
параллельного мира, откуда этот перстень происходит. Этот мир зеленый, а
мой — оранжевый.

— Так садху тоже пришелец оттуда?

— Был. Я же сказала, он съеден драконом.

— А почему у вас этот оттенок гораздо ярче?

— Потому что он в основном жил здесь, а туда наведывался изредка и
ненадолго.

— Забавная девочка, — сказала Ясмина, — когда любительница эзотерики,
наконец, удалилась. У неё есть довольно серьезные магические
способности, но совершенно неразвитые. Видеть ауры она умеет, но это,
пожалуй всё. А самомнения больше, чем у дракона в истиной форме.

— А что, самомнение дракона зависит от формы? — удивился я.

Ясмина фыркнула.

— Обидеться на тебя что-ли?

— Ну я же просто спросил, без подковырки.

— Позволь этому не поверить. На этой поляне, конечно, есть люди, которые
смотрят на мир широко распахнуыми глазами и принимют всё за чистую
монету, но ты не из таких. Ты тут считаешь себя взрослым среди наивных
детишек и надо всеми в душе посмеиваешься. Отринуть это настроение
сходу, обратившись ко мне у тебя не получится. Поэтому и надо мной ты
сейчас посмеиваешся.

А вон, кстати идет парень с точно таким же настроением.

Я обернулся:

— Привет, Костя! Вот уж кого не ожидал встретить здесь, так это тебя.

— Взаимно. Представь себя своей спутнице. А то о ней сейчас вся тусовка
говорит.

— Учти, она русским языком не владеет. А ты, насколько я знаю,
хиндустани не знаешь. Придется вам на языке вероятного противника
общаться.