Artifact Content
Not logged in

Artifact 9883182c9aaf0afb40dca6d51e98eae1fe2f05b6:


Гуджартаская кампания
=====================

Полет через субконинент
-----------------------

*Парадип, 4 августа 1802 г*

Когда «Черепахи» входили в свежевыкопанный ковш порта Парадип, я заметил
пришвартованную у причала среди маломерных судов «Шаврушку».

А вот и золотистая грива Фуллы мелькает среди встречающих. Как ни
старался Васильич обучить своих мастеровых с завода, все равно лучшими
пилотами Империи являются шесть юных драконов, включая Ясмину. Их не
нужно учить летать, их нужно только научить делать это не своими
крыльями, а матерчатыми. Может быть на другом уровне техники это бы не
помогло, но эти деревянно-тканевые самолётики со слабенькими паровыми машинами 
ведут себя в воздухе очень похоже на живое существо.

— Здравстуй, Фулла, — сказал я, спрыгнув на пирс. — А Васильич где?

— Васильич в Лахоре остался. Там знаешь сколько работы по подготвке к
ваойне. А я сюда полетела. Ясмина сказала как можно быстрее доставить
тебя в Сурат. Пока Гаеквады не осознали, что англичане их бросили на
произвол судьбы, надо заменить английский гарнизон на наш. Отряд старых
кораблей с десантом туда должен подойти послезавтра.

— А кто у тебя второй пилот?

— На перелёте в Сурат ты и будешь.

— А сюда как летела? — удивился я. 

— Одна летела. Это всего 18 часов чистого полетного времени. Две посадки — 
в Агре и в Бенаресе. В Бенаресе часов 6 поспала. А здесь уже сутки
отдыхаю. Так что готова к полёту. Давай садись быстрее, чтобы нам до
заката успеть приземлиться в Нагпуре.

— До заката в Нагпуре? — удивился я. — Да тут же 800 километров. Как у
тебя вообще на такой перелет горючего хватит?

— Впритык. Но сейчас муссон. Почти всю первую половиную пути ветер будет
дуть слева в хвост. Поэтому я рассчитываю на то, что за 6 часов долетим.
Вот дальше побороться придется. Но там уже ближе. И ночью. Ночью ветер
стихает.

— Фулла, а ты не озверела на этом тряпкоплане без радиооборудования, я
уж не говорю о локаторе, лезть ночью в муссон?

— Рихард, не учи дракона летать. 

Штурма не будет
---------------

*Сурат, 5 августа 1802 г*

Мы пролетели над Суратом, и где-то на входе в Хазирское устье обнаружили
четыре линкора и три фрегата, лежавших в дрейфе. Приблизившись, мы разглядели
майсурские, вернее теперь имперские военно-морские флаги.

Хотя муссон уже развел довольно большую волну, Фулла решительно повела
машину на посадку чуть севернее эскадры, где мыс прикрывал залив от
волн.

Один из фрегатов распустил взятые на гитовы марсели и двинулся в нашу
сторону. И через полчаса мы, слегка укачавшиеся и мокрые от брызг, уже
оказались на палубе фрегата.  После короткого обмена сигналами, паруса
подняли все, и двинулись в левый руказв Тапти, между островом Кидиабет
берегом, сиявшим многчисленными индуистскими храмами.

После нескольких часов осторожного продвижения мы встали на якорь в виду
старинной, еще португальцами  построенной крепости Сурата.

Я хотел немедленно отправиться с визиом к коменданту, но Кемаль-уд-дин
меня отговорил. Уже вечерело, и лучше заниматься официальными визитами с
утра.

Утром с самого рассвета мы обнаружили группу людей с подзорной трубой на
парапете крепости. 

На воду был спущен паровой катер и уже четверть часа спустя я знакомился
с английским комендантом Сурата.

Прочитав переданное мной письмо от генерал-губернатора, англичанин
вздохнул с облегчением. У него здесь было не более батальона сипаев, и
он чувствовал себя оказавшимся между трех огней  — с одной стороны
спешно вооружающаяся Барода, с другой Индур, вернее Малавская суба
Империи, войска которой во главе с Яшвантом Холкаром, который всеми
экспертами считался вторым после Ранджита Сингха полководцем Империи,
уже выступили из Индура в сторону Сурата, а с третьей наша эскадра,
которой вполне хватило бы для Сурата, даже будь ее корабли вооружены
старыми карронадами. 

А тут выясняется что не нужно  не только вступать в безнадежный бой, не
нужно продолжать сидеть в этом захолустье, и можно вернуться в Бомбей.
Да еще и отвезут на корабле.

Уже к полудню батальон был готов к погрузке. И собравшиеся на причале
сипаи наблюдали как разгружаются с кораблей имперскией войска.

Увидев проплвыающией в воздухе трехтонные стволы 150-миллиметровых
орудий корпусной артиллерии и их же клепанные из железа передки с
железными колесами в рост человекеа, комендант еще раз вздохнул.

Против такой артиллерии трехсотлетняя португальская крепость
продержалась бы не дольше, чем храм Кали в Нагпуре.

Его главного артиллериста куда больше впечатлили полковые пушки
сикхского и джатского полков, 30-калиберные 75-миллиметровки с
противопульным щитом (слегка облегченный аналог русской пушки 1902 года). 
Их было много. 

Еще до обеда мы спустили на воду самолет, и Фулла занялась разведкой
местности. Пришлось пойти на то, чтобы англичане это увидели. Ведь вчера
самолет был поднят на палубу и поставлен поверх крышки трюмного люка,
через которую нужно было разгружать всякое снаряжение джатского полка.

Ситуация вокруг Сурата была крайне непростая. Здесь царила жуткая
чрезполосица. Какие-то земли принадлежали англичанам и достались нам
вместе с Суратам, какие-то — уже четыре года как вошли в Империю вместе
с Индурским княжеством Холкара, а какие-то принадлежали Гаеквадам и  на
них сейчас активно собиралось ополчение. 

Задачей десанта было помешать этому ополчению организоваться до подхода
основных сил Холкара, которые потом двинутся на север, на Бароду.