Artifact Content
Not logged in

Artifact 8b39400665ce02f8844bd7fb13ad46714090c0c4:


Кораблестроители
----------------

*15 января 1800, Лахор*

Только вернувшись в Дели из Ориссы, я отправился в Лахор к Васильичу.
Он, когда мы с ним встретились во время рейда к храму Кали, обещал что
покажет мне кое-что интересное.

И показал. У него, оказывается был спущен на воду речной колесный
пароход, слизаный с советских послевоенных пароходов, ходивших по
российским рекам еще во времена моего детства. Правда, корпус был
деревянный, но с диагональными подкреплениями. Чувствуется, что
привезенную мной из Лондона книгу Пьера Буге сотрудники Васильича
освоили. Котлы он поставил прямоточные, а машину отгрохал аж на 500
лошадиных сил.   

Развивало это сооружение 10 узлов, как и его прототип, причем было даже
чуточку экономичнее. Отделка корабля была шикарной, маленький
газогенератор конструкции Лебона обеспечивал все судно светильным газом,
которым освещались палубы и каюты и отапливался камбуз и баня. 

Васильич собирался пустить это сооружение в качестве почтового и
VIP-пассажирского по Инду. И уговорил меня участвовать в первом рейсе,
благо нам все равно нужно было пообщаться с майсурскими моряками в
Карачи. На мой взгляд сухопутные завоевания следовало остановить. У нас
еще и на старой-то территории Империи реформы не завершены, а тут еще
Ауд, Индур, Удджайн, Нагпур и Орисса. 

Кстати, в Ориссе, в пяти километрах к югу от устья Маханади, реки, на
которой стоит старинный город Каттака, нанятые рабочие уже начали
строить волноломы
будущей гавани порта Парадип. В нашей истории порт там удалось построить
только в XX веке. Но в Ориссе настолько плохо с хорошими гаванями, что
без этого порта мне не обойтись.

С другой стороны, плавать по морям надо бы активнее и начинать строить
что-то более современное, чем корабли Типу-султана, доставшиеся нам
вместе с моряками. Конечно, и сами эти корабли тоже ничего. Во всяком
случае, в Молуккском проливе Кемаль-уд-Дин уже свой флаг показал и
тамошние пираты поняли чем чревато покушение на подданных
Императрицы-Дракона.

Но есть еще Тихий и Атлантический океаны. А для них уже эти кораблики,
построенные в основном для обороны берегов, подходили мало.

В течение всех пяти дней пути вниз по Инду, мы с Васильичем ругались на
тему того, что взять за основу для будущих дальних океанских рейдеров. И
где-то уже в районе Хайдарабада[^4] договорились. 

[^4]: Хайдарабад, расположенный на берегах Инда (ныне в Пакистане) и
Хайдарабад, столица одноименного княжества (ныне в Индии) это разные
города.

За основу мы взяли самый быстрый деревянный парусник всех времен и
народов — клипер «Фермопилы», который имел 1300 тонн водоизмещения, и
решили оснастить его вспомогательной машиной, такой же как на нашем
пароходе.  Развивать с этой машиной он будет примерно те же 10 узлов,
поскольку хоть пароход и меньше, но обводы у клипера совершеннее и винт
поэффективнее колес будет.

Васильич брался поставить туда винт регулируемого шага, чтобы при ходе
под парусами можно было развернуть лопасти вдоль потока и не терять на
сопротивлении винта току воды.

В качестве артиллерии решили поставить туда четыре стомиллиметровки,
сделанные на основе 42-линейных пушек 35-калиберных 1877 года. Все-таки более
современные орудия мы пока не тянули. А 12-килограммовый снаряд и
дальность 4 с половиной мили это по нынешним временам очень неплохо.

Тем более скорострельность там с унитарным патроном будет выстрелов
шесть в минуту, так что четырех пушек хватит, чтобы потягаться с парой
32-пушечных фрегатов.

От Татты до Карачи мы добирались целый день. Тут уже тоже ходили
почтовые дилижансы, и строился канал, благо большую часть пути его можно
было пустить по существующим протокам и старицам Инда. Но пока канал был
не готов и дойти по внутренним водным путям на пароходе мы не могли. А
выводить его в море через устье Инда Васильич не решился. Поскольку этот
кораблик был явно не предназначен для борьбы со штормами.

Кемалю-уд-Дину идея клипера сначала показалась странной. Он привык что
нужно в минимум водоизмещения впихнуть максимум пушек, а тут всего
четыре орудия. Но личный опыт подсказывал ему что майсурские фрегаты не
идеальные корабли для дальних плаваний. И вот мы ему показали что-то
существенно лучшее. 

Кемаль-уд-Дин уже проникся уважением к кораблестроительным способностям
Васильича. Пятнадцатиметровые стальные парусные катамараны, построенные в
Лахоре уже взяли на себя патрулирование Аравийского моря, и несмотря на
мизерное водоизмещение и отсутствие паровой машины впечатляли всех, кто
с ними сталкивался.

А теперь предстояло продемонстирировать что-то более крупное.
Кемаль-уд-Дин не поленился даже съездить с нами в Татту, посмотреть на
речной пароход, который по длине почти не уступал будущему клиперу,
только что не имел бушприта, а по соотношению длины с шириной был даже и
стройнее.

Еще мы с Кемалем-уд-Дином обговорили создание колонии в Южной  Африке.
Суэцкий канал Суэцким каналом, а на пути в Бразилию порт захода нужен.
Вообще в перспективе нам нужна цепочка угольных станций — Сокотра,
Занзибар, Южная Африка.

В Южной Африке сейчас сидели англичане, которые выперли оттуда
голландцев, пользуясь тем, что метрополии, покоренной Наполеоном, было
не до колоний. Но в это время Капская колония занимала лишь небольшой
клочок земли в окрестностях Капштадта.

Отойди в сторону на сотню-другую километров и занимай любую подходящую
бухту.

Но я рекомендовал основать колонию в тысяче километров от Мыса, в бухте,
которая в нашей реальности называлась Ричардс-бей. Эта бухта была менее
удобна в качестве порта захода, но зато имела два других достоинства.

Во-первых, отсюда было куда ближе до будущего Йоханесбурга и
Блумфонтейна, чем, скажем, от Порт-Элизабет, то есть можно было
нацелиться на золотые и алмазные прииски, во-вторых неподалеку от этой
бухты пасло своих коров племя зулу под водительством инкоси Сензакагоны,
и где-то в их краалях уже подрастал незаконнорожденный сын инкоси по
имени Чака. 

Если правильно прикормить этих воинственных аборигенов, тратиться на
защиту колонии уже не придется. Только продавай зулусам оружие.