Artifact Content
Not logged in

Artifact 81760c92d8fa9eadaa0744c68d5fc3c8dd424d53:


Броненосец
----------

*20 октября 1802, Лахор*

— Тебе не кажется, Васильич, что нам пора начинать нормальный военный
флот строить? — сказал я, устроившись с чашкой кофе на диване у главного
инженера лахорского завода. — Эти корветы с обводами чайных клипперов и винтами
переменного шага, оно, конечно неплохо. Но столкновения с серьезным
европейским флотом не выдержит.  Нам бы чего-нибудь броненосного.

— «Черепахи» тебя не устраивают? — спросил тот. — Скоро пустим четвертую
серию. Они теперь винтовые, десятиузловой ход, стомиллиметровые
35-калиберные нарезные пушки.  Кстати, на корветах такие же пушки ставим.

— Защитить устье Инда или Сурат, благо теперь он наш, мы такими сможем.
А наступать? Ты возьмешься такими брать Бомбей или Мадрас? Я не
возьмусь.

— Муиз-уд-дин возьмется. 

— И там и поляжет со всеми своими майсурцами. Муизу еще 20 лет нет, он,
конечно возьмется. Но вообще хотелось бы чего-нибудь помореходнее.
«Черепахи» они все-таки речные. Вот башенный броненосный крейсер, вроде
«Баяна».

Васильич потянулся к ноутбуку, открыт там справочник по старинным военным
кораблям и долго листал. 

— Не, восьмитысячник мы не потянем. Нам бы что попроще, тысячи на две.
Если ты настаиваешь на хорошей защищенности, то мореходный монитор вроде
этого, — он повернул ноутбук экраном ко мне.

— «Русалка» — прочитал я название низкобортного кораблика с приземистыми
башнями. — Постой, это что ли та, которая утопла в Финском заливе от
шторма.

— Ну, во-первых, шторм был одиннадцатибальным. Во-вторых, не надо
герметичные крышки палубных люков на берегу забывать, В-третьих у нас
уже сейчас принудительная вентиляция котлов развита больше чем тогда в
середине 60-х. И водоотливную систему я получше спроектирую. В общем она
и прослужила четверть века, а ее сестра «Чародейка» и того дольше.

Понятно, что это не океанский рейдер, ну так тебе вроде океанский рейдер
пока и не нужен.

Я вчитался в характеристики корабля:

— Скорость маловата. Ну куда это годится, 9 узлов? От  него даже
кое-какие современные фрегаты удерут. Артиллерия наоборот, для нынешних
условий завышена. У Royal Navy еще нет таких броненосцев, для борьбы с
которыми понадобятся девятидюймовки. 

— Ну, хорошо. Давай внесем в этот проект изменения. Поставим 6-дюймовки
Канэ в качестве главного калибра, мощность машин увеличим втрое,  с
нашими прямоточными котлами 2100 сил в это водоизмещение впишутся.
Автономность, правда будет не ахти. У нее емкость бункеров тонн
сто пятьдесят. При половинной мощности она будет кушать примерно
тонну с центнером в час. Значит ей этого угля суток на пять как максимум
хватит. Полторы тысячи миль и всё. 

— А что, и неплохо. В пределах наших морей этого более чем достаточно.
А шестидюймовки Канэ мы уже в состоянии делать? Это ж уже почти XX век.
Мы сейчас вроде в области артиллерии на уровне 70-х годов нашей
реальности. 

— Пушки 1877 года мы уже освоили. Пора дальше двигаться.

— А что насчет более мореходных кораблей?

— Я хочу пока своих корабелов на винджаммерах потренировать. Пусть
научатся строить железные парусники тысяч на пять-семь тонн. А потом уже
вместо парусов влепить туда броню и пушки будет проще. Но это потом.
Пока будем присутствие на морях обеспечивать корветами с композитным
корпусом.  А еще я мечтаю настроить эсминцев образца Первой Мировой.
«Новик» пока не потянем, но хотя бы «Финнов». Радиус действия у них,
конечно, тоже никакой, но зато скорость... Они тут и как артиллерийские
крейсера будут полным шоустоппером для морской торговли. А если еще твой
Эммет торпеды сделает, то против дивизиона эсминцев, усиленного
броненосцем береговой обороны, весь линейный состав Royal Navy будет
иметь бледный вид.  

— То есть ты стремишься к уровню Первой Мировой. 

— Даже скорее русско-японской. Я трезво оцениваю, что больше нам
ближайшие десять-пятнадцать лет не потянуть. И еще нам надо моряков
подготовить. Сейчас у нас есть более-менее приличные моряки-парусники.
Они потихоньку приучаются использовать вспомогательные машины. А на
броненосный флот нужны немножко другие люди.