Artifact Content
Not logged in

Artifact 77be8480733f5cd7979d26470e67772545b6b12a:


Битва при Дувре
---------------

*Булонь, 1 июня 1808 года*

Получив победную реляцию от Даву, что, мол, тот уже занял Кентербери,
Наполеон Бонапарт решил немедленно вмешаться в эту авантюру, добро на
которую он некоторое время назад дал с большим скрипом.

У него не было тогда надежды на успех, но вот теперь у Даву что-то
получается. А слава победителя Англии должна быть у Императора
Французов, а не у какого-то там маршала. Поэтому первое утро лета 1808
года застало Наполеона на борту паровой шаланды, набитой артиллерийскими
припасами, выходящей из Булони среди пары десятков подобных себе под
прикрытием трех закованных в железные панцири линкоров.

Штиль  в Ла-Манше уже прекратился и к западу от французского конвоя
дефилировали не только считанные английские пароходы-фрегаты, но
и куда более многочисленные парусные корабли. Впрочем, прорваться мимо
французских линкоров, превосходивших парусники по скорости и по
маневренности им не удавалось.

И вот уже баржи с пополнением и припасами заходят в гавань Дувра. Но
стоило им начать разгружаться, как откуда-то из-за холма вылетели сотни
противно свистящих ракет и обрушились на порт, разбрызгивая какую-то
мерзко пахнущую зажигательную смесь.

Император еле успел спрыгнуть  на причал, как одна такая разорвалась над
баржой, на которой он переплыл Ла-Манш, и  та мгновенно вспыхнула.

К счастью, ракетный налет продолжался недолго. Но не успел он
прекратиться, как откуда-то из-за меловых холмов начали прилетать бомбы
дальнобойных гаубиц и взрываться среди выгруженного на причал добра,
создавая огромные воронки.

Линкоры рискованно подошли к самой кромке мелководья и, удерживаясь на
месте работой машин, начали пытаться вступить в артиллерийскую дуэль с
невидимыми орудиями. Правда почему-то наводчикам невидимых орудий было
прекрасно известно, где находятся корабли. Не прошло и 15 минут, как
«Глуар» лишился трубы. 

Потом вдруг раздался страшный взрыв у борта «Императора» причем со
стороны залива. Новейший корабль, по цене сопоставимый с тремя обычными
линкорами, начал крениться, вскоре из труб его вместо дыма повалили
столбы пара, потом он вздрогнул, выбросившись на мель. Через некоторое
время по неподвижному кораблю пристрелялись эти загадочные пушки,
снаряды которых с легкостью пробивали броневую палубу и взрывались
внутри, вызывая пожары. Единственный оставшийся неповрежденным
«Инвинсибл» вместе с Глуаром повернул в море.

И тут батарея гаубиц опять перенесла огонь на причалы. И осколок
шестидюймового снаряда вошел императору французов в лоб, прервав его
феерическую карьеру.

Это было немедленно замечено и в Дувре началась паника. Если еще
несколько минут назад тут формировали колонну, которая должна была
форсированным маршем дойти до позиций этой сумасшедшей батареи, то
теперь уже никто об этом не думал. 

\* \* \*

*Ла-Манш, тот же день*

Капитан Кохрейн стоял в рубке  «Наутилуса», мирно лежащего на спардеке
парового фрегата «Юникорн» и старательно вспоминал все известные ему
ругательства.

Да, он сам напросился. Залезть черту в зубы и порвать неуязвимый для
обычных пушек французский линкор. А не торчать как ценный груз на палубе
фрегата, который под огнем стремится подобраться ближе к французскому
коновою. 

Ну наконец, прозвучала команда и тали потащили железный цилиндр вверх.
Еще немного и подводная лодка закачается на воде. Наконец в иллюминаторы
рубки стало что-то видно. Ага, понятно, линкоры прижались к мелям и
обстреливают какую-то береговую цель, почти недвигаясь с места.
Идеальная ситуация для подводной лодки, которая и четыре-то узла
развивает по большим праздникам и недолго. 

Кохрейн задраил люк и отдал Фредерику команду заполнить цистерны. 

Гребцы налегли на рычаги и «Наутилус» медленно пополз к линии
французских кораблей. Ага, вот теперь в иллюминаторы рубки виден обшитый
медными листами киль француза. Можно спускать мину. Теперь разворот и
навались, Нужно успеть отойти на безопасное расстояние, пока работает
химический замедлитель мистера Дэви.