Artifact Content
Not logged in

Artifact 77af052a297905106050ec701d88074308391ecc:


Два будущих фельдмаршала
------------------------

10 января 1803 г, Дели.

В чайхане на площади Котвалли, почти в середине делийского базара,
сидели три типичных европейца, один пожилой, и двое почти юношей.
Искушенный взгляд чайханщика сразу обратил внимание что они одеты в
форму какой-то армии, но вот какой, он сообразить не мог, хотя и в
английской и в португальской формах он разбирался, и даже помнил какую
форму носили французы, пока англичане их не наладили из Пондишери.

Просто подданных императора Александра I до сей поры в Дели не видели, а
трое, сидевших за дастарханом, были именно российским посольством. Посол
Кутузов, его ординарец Федя Толстой и секретарь посольства Миша
Воронцов.

Вдруг в зал зашли еще двое, которых можно тоже было принять за
европейцев. Пожилой мужчина, одетый в легкую рубашку и странные штаны из
грубой материи, и девушка, косюм которой до уровня шеи почти
соответствовал местным стандартам, а вот ничем не покрытые золотистые
волосы шокировали бы любого местного ревнителя традиций.

— Смотри, — нагнувшись к Воронцову, прошептал Толстой. — Эта, с золотыми
волосами, это Фулла, лучший воздухоплаватель Империи.

— О чем это вы шепчетесь, господа? — вдруг по-русски спросил спутник
Фуллы.

Федя растерялся, но Воронцов, имевший куда больший дипломатический опыт
перехваил нить разговора, объяснив по-английски:

— Мой коллега хотел поделиться со мной тем, что он узнал о ваших, леди,
успехах в области воздухоплавания. А вы, сэр, владеете русским языком?

— Это мой родной язык, — по-русски ответил Васильич. — Будем знакомы —
Сергей Васильевич, известный здесь как ибн Базиль, главный инженер
Лахорского завода. А вы, я так полагаю, русское посольство? Михаила
Илларионовича я узнал по портретам, а вы, видимо, Михаил Семенович и
Федор Иванович?

— Не присоединитесь ли к нам, господа, — вдруг подал голос ранее
молчавший Кутузов.

— С удовольствием, — ответил Васильич. — Не так часто встретишь здесь
соотечественника, а уж тем более не так часто приходится оказываться за
одним столом с двумя фельдмаршалами, пусть и будущими.

— Это кто у нас тут будущий фельдмаршал? — удивился Воронцов. — Федька
ты, что ли?

— Нет, — ответил Васильич. — Хотя Феде несомненно предстоит совершить
немало ратных подвигов, его отношение к дисциплине не способствует
успешной карьере. Вот вы, Миша, другое дело. А Михаилу Илларионычу
вообще всего лишь пара званий осталась. И пока по Европе постоянно
прокатвыются армии Наполеона и антифранцузских коалиций, его талант,
несомненно, будет востребован. И коалиции этак к шестой фельдмаршальское
звание не заставит себя ждать.

— Экий вы, батенька, оптимист, — тяжело вздохнул Кутузов. — Пока что
меня отправили сюда послом. С глаз подальше. Да и здоровье уже не то.
Думаю и не вспомнят про меня когда следующая коалиция соберется.

— Это вас как раз отправили в теплые края здоровье поправить.
Пользуйтесь, пока есть возможность. Потому что отзовут вас обязательно,
как только понадобится армию в Европу вести. А здесь у нас медики
неплохие, получше чем в этих ваших Европах. Вы по вашему положению
вполне можете расчитывать на прием у Ситоры Далеровны, лейб-медика
Императрицы. Она вообще волшебница. Есть у нас тут такой Джон Хессинг.
Служил раньши магарадже Гвалиора, и уже совсем было помирать собрался от
застарелой малярии, но тут Гвалиор был включен в состав Империи.
Естественно, всех офицеров поопытнее, пригласили в имперскую армию. Так
этот Хессинг этим летом в Гуджарате сутками с коня не слезал. Так его
хорошо подлечили.