Artifact Content
Not logged in

Artifact 6abf4c3709efcc2c88d21d478125bc0938ce45dd:


Выборы Императора
-----------------

Париж,15 июня 1808 года.

Во дворце Тюильри собрался совет сподвижников покойного Бонапарта.
Присутствовли оба его брата, Жозеф  и Жером, чудом избежавший
английского плена Даву и еще с десяток маршалов. К удивлению многих
присуствующих, среди участников совета был и Гитон де Морво.

Старика многие из присутствующих хорошо знали. Это он обеспечил Францию,
лишившуюся индийских колоний еще при Конвенте, порохом, это ему армия
была обязана своевременными поставками пушек и ядер, да и будучи
комиссаром Северной Армии он много чего интересного успел совершить.
Хотя вот воздухоплавательные части созданные им были потом
расформированы. 

Но всё же это не тот уровень чтобы присутствовать в совете новых нобилей
Империи.

— Мы собрались здесь для того, чтобы решить, кто станет преемником
безвременно погибшего Императора, — открыл собрание Мюрат. — Мы знаем,
что сына-наслединка у Бонопарта не было. Есть два брата, и они здесь
присутствуют. Но Жозеф считает, что он слишком стар, чтобы взаваливать
на себя этот груз, а Жером, наоборот, полагает что молод и недостаточно
опытен. Хотя, на мой взгляд он с Неаполитанским королевством справлялся
вполне успешно. Собсвенно перед нами выбор — либо мы смиренно просим
Жерома принять корону, либо выдвигаем нового императора из своей среды.

Как мы помним, в Римской Империи это было в порядке вещей, когда
императора выдвигали легионы. Я думаю, что у той кандидатуры, которую
поддержат здесь присутсвующие, недостатка в поддержке армии не будет.

— У меня есть предложение, — поднялся со своего места Даву. — Когда мне
удалось выбраться из Англии, я снесся по телеграфу с Бурьенном, который
сейчас наш посол в Империи Моголов. По его просьбе де Пиль, который там
служит на достаточно высоком посту, пообщался с Рихардом Берингом. И тот
выдал рекомендацию поставить императором маршала Бернадота. Да, граф
Понтекорво, вас!

— Интересно, почему — поинтересовался Массена.

— Де Пиль тоже задал этот вопрос. И получил нелестный для нас ответ —
все остальные маршалы Наполеона — слишком амбициозны и будут думать
первую очередь о своей воинской славе. А Жан-Батист — о благе вверенной
ему страны. Со своей стороны я скажу что мы все склонны завидовать друг
другу. И даже если вы согласитесь, скажем, на мою кандидатуры или на
кандидатуру Андрэ, то втайне будете полагать, что на этом месте могли бы
сидеть вы.

У нас у всех есть причины не любить друг друга. А вот Жан-Батист вроде
никого из нас никогда не подсиживал и не обходил. Давайте голосовать
что ли.

— А Гютон де Морво тоже имеют право голоса? — поинтересовался Мюрат. — Вроде
здесь собрались маршалы и короли.

— Во-перовых, Луи Бернар старше всех здесь присуствуюих, — ответил ему
Сульт. — Могли бы и проявить уважение к его сединам. Мы прекрасно знаем,
что когда Гютон воюет, он воюет не хуже нас. Но главное — времена
меняются. Для хорошей войны нужен порох, нужны пушки, нужны паровые
машины и эти летающие баллоны. Увы, Наполеон все это недооценивал. 

Поэтому Фултон сейчас в Англии и  его подводные лодки топят
французские линкоры, а не наоборот. И присутствие в нашем совете
человека, который разбирается в организации промышленности совершенно
необходимо. 

Луи Бернар, как, кстати, вы оцените предложенные здесь кандидатуры.

— Знаете, Жан, я бы проголосовал за вас, — покровительственно улыбнулся
пожилой химик. Вы меня цените, и цените мою работу даже больше чем Даву.
Но ни ваша кандидатура, ни кандидатура Луи на голосование не выносится.
Поэтому я соглашусь с его предложением и подам голос за Жана Батиста.
Кстати, обратите внимание что на нашем собрании не присутствует ни один
адмирал. Уж Виларета Жуайеза могли бы позвать. Недооценка покойным
Императором флота это хуже чем расформирвоание моих аэростатьеров.