Artifact Content
Not logged in

Artifact 574a2d1710c3f5e550b7651443a29ac366a4aaf5:


Империя показывает зубы
=======================

Гвалиор должен быть взят
------------------------

*7 февраля 1799, Дели*

— Гвалиор надо брать до начала муссона,  — не допускающим возражений
тоном сказал Ясмина, когда совет собрался в тронном зале.

— Как?! — возмутился я. — Опять война? У меня тут англичане не
трудоустроены толком, мастерскую Саваша в механический завод расширять
надо, а в Лахоре ещё один строить, а тут опять война.

— И опять из-за смазливого мальчика, — проворчал Ранджит Сингх. — То мы
защищали Вазира Али, мужа твоей подруги детства. Теперь я буду
подставлять голову под пули чтобы округлить владения Яшванта Рао
Холкара.

— Ну не только его, — возразила императрица. — Собственно Гвалиор
войдет в Агрскую субу. Но вообще, ты, конечно прав. Мы воюем ровно для
того, чтобы на деле включить в Империю Малавскую субу Холкара. Не должно
быть на пути из Дели в Индур никакого независимого раджи Гвалиора. Ну и
вообще нечего делать около наших границ независимому радже,
финансировавшему государственный переворот против меня. А ты, Рихард,
плакался что тебе железа мало и оно дорого. Вот тебе железные рудники
Деккана — только придти и взять.

— Не слишком ли ты самонадеяна, Ясмина? — подал голос Дост Хуссейн. — У
Схиндия приличная армия, все высшие посты в которой занимают европейские
наёмники. Помнится, де Буань, когда ещё служил у нас, очень высоко
отзывался о Джоне Хессинге. А Пьера Куилли-Перро я  и сам неплохо знаю.

У них есть примерно двадцать тысяч войск, обученных по европейскому
образцу, которые не уступают нашей армии, подготовленной Мирзой
Наджафом. Что мы можем сделать чтобы не ввязываться в длительную
кровопролитную войну с равным противником, к тому же располагающим
лучшей крепостью в Индии?

Да, Ранджит, я знаю что вы с Рихардом подготовили несколько полков,
способных бить англичан при их трёхкратном превосходстве. Но сколько у
вас тех полков? Тысяча ветеранов Бенареса и тысячи три тех, кто
обеспечивал захват аудских городов. Даже если мы добавим к ним полторы
тысячи джатов, которые охраняют Дели, это не изменит принципиально
соотношения сил.

Ранджит Сингх задумчиво сказал:

— А если подогреть соперничество имперских соваров с моими сикхами?
Совары стояли в Аллахабаде и если бы успели подойти могли бы создать
численное превосходство. Но я их на битву не пригласил, потому что не
был уверен, что они будут выполнять приказы, а не тешить личную
доблесть. А ещё есть аудская гвардия, в основном афганские наёмники. 
Их тоже можно раскачать рыть носом землю, но доказать что они не хуже
сикхов.

— Не носом, лопатками-то я их обеспечу, — усмехнулся я. — Но рыть землю
им придется в буквальном смысле слова. Окапываться, окапываться и
окапываться. Думаю, что тактика ездящей пехоты, так неплохо проявившая
себя против сипаев Эрскайна, сработает и против войск Схиндии.  

Но ведь эти войска придется насытить казнозарядными пушками. Минимум по
батарее на полк. И чтобы снарядов хватало. Сколько у нас ещё времени
есть?

— Муссон у нас приходит в конце ордибехешта, — пояснил Дост Хуссейн. — И
минимум месяц нам нужен на боевые действия. Значит самое позднее 20
фарвардина надо выступить. На подготовку у нас есть два месяца.

— Мало. — вздохнул я. — Но попробуем уложиться. Ветераны Бенареса у нас 
уже в Агре, вот
пусть и готовят тренировочный лагерь чуть ли не на гвалиорской границе.
Потом туда будем потихоньку стягивать наших и аудских соваров и учить их
новой тактике. 

— Гвалиор ты собираешься брать 12-фунтовками? — поинтересовался де Пиль.
— Сделал бы ты по своей технологии хотя бы парочку 24-фунтовых гаубиц с
этой желтой краской вместо пороха в бомбах.

— Попробую. Хотя, на мой взгляд, более важно обеспечить войска полевой
артиллерией. Гвалиор ведь можно вообще не брать. Поставить там небольшой
заслон чтобы гарнизон не вылез, и идти к Удджайну навстречу основным
силам Схиндии.

Все присутствовавшие офицеры посмотрели на меня крайне удивлёнными
взглядами. Не принято здесь было ещё так воевать.

— В Гвалиоре сейчас довольно небольшие силы. И крепость расположена так,
что серьёзно помешать стрельбой из крепостных пушек нашим обозам и
подкреплениям они не смогут. Значит, если мы поставим заслон, не дающий
им делать вылазок, по-моему батальона с батареей хватит, то они могут
там сидеть хоть до следующего сухого сезона, и никакой угрозы для нас не
представят. А когда мы разобьём Даулата Схиндию в поле, предложим им
сдаться.

А если мы будем его брать, мы закопаемся там по меньшей мере на неделю.
Кавалерия пройдет те сто двадцать километров, которые отделяют Гвалиор
от Агры за два дня не напрягаясь. А осадные орудия волы будут тащить
минимум неделю. У нас нет столько времени.

К тому же если мы осадим Гвалиор, Схиндия со своей армией из Удджайна
успеет дойти до него и навяжет нам бой там, где ему удобно. А если мы
пойдём ему навстречу, битва произойдет там, где будет удобно нам. А если
сумеем, то поймаем его в ловушку на марше.

— Интересный план, — сказала Ясмина. — Принимаем его за основу.
Знаешь что, Рихард, пожалуй в
этой кампании ты участвовать не будешь. Занимайся своими пушками и
пароходами. А воевать оставь нам.

На неё тоже посмотрели с удивлением.

— Николя, Хуссейн, — скромно потупив глазки спросила она, — разве вам не
понравилась как я действовала при штурме Джайпура?

Они промолчали.

— Под Бенаресом вы ждали, когда противник придёт к вам, — продолжила
императрица. — Здесь нам предстоит манёвренная война. Нам нужно
перехватить вражескую армию на марше. И нужно обеспечить связь между
нашей армией и армией Холкара. Поэтому нужна я, которая может наблюдать
за противником сверху и доставлять депеши по воздуху. 

И вообще это традиция такая. Когда падишах Моголов сам ведет свои войска
в бой, Империя прирастает. Когда он поручает это вазирам и низамам, от
империи отделяются независимые княжества. Я понимаю, что вы все, здесь
присутствующие, мне верны, но ведь ваши солдаты тоже знают про эту
традицию. А самое главное, об этом знают солдаты раджи Гвалиора.