Artifact Content
Not logged in

Artifact 3a3cf307565b3330e5f396797d0db6411012ddb3:


Садху Пунджи
------------
*24 июня 2003, Москва*

Ясмина позвонила в дверь. Я прислонился к стене, чтобы меня не было
видно, как только дверь откроется. Наверняка садху прекрасно представлял
себе, как выглядит принцесса в человеческом облике, потому что дверь он
открыл сразу.

Он что-то сказал на незнакомом мне языке. Она не удосужилась ответить.
Вместо этого тело её вдруг утоньшилось, тельняшка свалилась на пол и
вместо девушки примерно на ту же высоту над полом поднималась огромная
королевская кобра, опираясь  на свой хвост.

Бросок, и сухощавый бородатый старик сбит с ног и оплетен трёхметровым
телом змеи, а ядовитые зубы касаются его сонной артерии.

Он ещё что-то сказал на незнакомом мне языке. Можно было догадаться,
что он имеет в виду. Что долго удерживать его Ясмина не сможет, а
сделать что-то более осмысленное без помощника у неё не получится.

Я отделился от стены, подобрал тельняшку и вошёл в квартиру, закрыв за
собой дверь.

— Зря ты связался с этим монстром, — прохрипел хозяин квартиры
по-русски. — Она и тебя сожрет, в благодарность за помощь.

— Говорил бы ты что-ли по-английски, чтобы все присутствующие тебя
понимали. — ответил я, деловито связывая ему руки. — А то не нравится
мне эта манера — говорить ей так, чтобы не мог понять я, а мне так,
чтобы не могла она. 

— На каком языке он с тобой говорил, — спросил я Ясмину через его
голову.

— На урду, — сквозь зубы прошипела она. — Дождёшься от этих
«просветлённых» санскрита, или даже фарси. Ругался как
махаут[^2].

[^2]: махаут - погонщик слонов.

После того как я туго связал садху, Ясмина приняла человеческий облик, и
сказала:

— А вот теперь поговорим.

— И чего это я с тобой буду говорить?  Убить меня вы не рискнёте,
поскольку вам негде спрятать труп, а при наличии трупа милиция вас
расколет в два счёта. Вот тебя. Она-то может удерет в свой мир.
А если вы меня не убьёте, то и в том и в том мире у меня есть серьёзные
люди, которые очень заинтересованы, чтобы торговля маковой смолкой между
мирами не прекращалась.

Вот теперь мне точно захотелось его убить. Убивать человека за то, что
он связывает кошкам лапы алюминиевой проволокой мне казалось несколько
жестоко, даже при всём уважении к некоторым конкретным кошкам.

— Интересно, то место, откуда они маковую смолку возят, оно в твоём
королевстве? — спросил я Ясмину.

— Вряд ли. Камень Перехода на землях набоба Рампура. Так что, наверное,
из Ауда везут. Но я что-нибудь придумаю, — ответила она, не то чтобы
отмахиваясь от меня, но давая понять, что не стоит слишком отвлекаться
от темы.

Почему-то это «Что-нибудь придумаю» подкосило Садху Пуджи. По небрежному
тону принцессы он понял, что имеет дело не с авантюристкой, а с
правительницей или, по крайней мере, серьёзной претенденткой на трон, для
которой устроить небольшую войну исключительно ради того, чтобы сделать
приятное мне — вполне осмысленное действие. А может быть, его напугало как
раз то, что я для Ясмины не случайный инструмент на попользоваться и
выбросить, а человек, мнение которого даже по совершенно посторонним
темам заслуживает того, чтобы подумать.

После этой реплики он начал заливаться соловьём: рассказал,
кто и как договаривался с ним
насчет засады на дракона и как была организована синхронизация по
времени, чтобы Ясмина выпрыгнула не просто в Москве, а там, где её уже
ждали. 

— А теперь пойдём. — скомандовала принцесса, когда добывание информации
было закончено и мешочек с драгоценностями занял своё место у меня в
кармане.

— Куда? 

— Увидишь.

— Что вы хотите со мной сделать?

— Не бойся, твоя смерть будет быстрой, — прошипела Ясмина.

Весь наш план был основан на том, что у меня, как у администратора
домовой компьютерной сети, были ключи от двери на чердак. Мы закрыли
дверь ключом, поднялись на лифте на последний этаж.

Я вывел нашего пленника на крышу, а девушка задержалась в дверях,
сбрасывая перед превращением одежду.

И тут я впервые увидел истинный облик Ясмины. В образе девушки она была
не более чем миловидна, в образе кошки изящна и грациозна, в виде королевской
кобры — внушительна. Но в облике дракона она была прекрасна.  

Садху, увидев её превращение, тоже на мгновение застыл с открытым ртом.

Больше он ничего уже не успел в этой жизни. Драконья пасть отхватила ему
голову, а потом в два укуса заглотила и всё остальное вместе с одеждой.
Даже лужа крови на рубероиде образоваться не успела.

Выплюнув цепочку с медальоном, драконица растянулась на крыше,
полураскрыв крылья почти от стены до стены и вжавшись в рубероид.

— Надеюсь, так меня не очень заметно снизу, — пояснила она
грохочущим драконьим шёпотом. — Мне нужно так пролежать по меньшей мере
два часа. Только после этого пища переварится и я
смогу принимать другие формы.